Warning: file_put_contents() [function.file-put-contents]: Only 0 of 155 bytes written, possibly out of free disk space in /var/www/u0707439/data/www/leonid-doroshenko.ru/data/modules/stat/_stat_52.php on line 175
Врачевание звуком. Начало цикла исследований

Врачевание звуком. Начало цикла исследований

Врачевание звуком.
Начало цикла исследований

Анализ вариабельности сердечного ритма (ВСР) при прохождении пятидневного курса виброакустического массажа поющими чашами по авторскому методу Виктора Огуя.

Виктор Огуй провёл процедуры, а я проанализировал динамику показателей ВСР. В этой статье я представляю результаты анализа сердечного ритма у первых четырёх пациентов, принявших участие в этом исследовании.

Справка
СПОСОБ ВИБРАЦИОННО-АКУСТИЧЕСКОГО МАССАЖА "поющими чашами" имеет государственный патент на изобретение RU 2 687 006 C1.
Автор(ы): Огуй Виктор Олегович (RU),
Патентообладатель(и): Огуй Виктор Олегович (RU).
Изобретение относится к медицине, а именно к восстановительной медицине, и может быть использовано для коррекции тревожных и инсомнических расстройств.

Динамика их функционального состояния фиксировалась в течение всего курса терапии с помощью записи ЭКГ, а затем из кардиограммы выделялась ритмограмма, которую я уже и анализировал, так как целью исследования была не кардиология, а оценка целостного функционального состояния пациентов и его изменения под воздействием поющих чаш.

Дизайн исследования был следующим. Перед началом и после окончания каждого сеанса проводились ортостатические нагрузочные пробы, а также делалась запись в течение самих процедур. То есть мы начинали с ортостатической пробы и заканчивали ею, при этом регистрировали сердечный ритм в процессе самой терапии.

Для понимания материалов этой статьи желательно иметь базовые представления о методе ВСР и быть знакомым с моей статьёй «Двухконтурная модель «всего» или, Как абстракция нам жить помогает».

Но если в 300 слов попытаться изложить то, на что в прошлый раз у меня ушло 10 000 слов и связать эти идеи с врачеванием живым звуком, то это будет выглядеть так.
Я предложил использовать ортостатическую нагрузочную пробу (сравнение ритма сердца в положении лёжа и стоя) во всех случаях, когда стоит задача оценить функциональное состояние человека, за исключением, конечно, оценки состояния лежачих тяжелобольных. Я исходил из идеи, что анализ исключительно только записи, сделанной в положении лёжа, малоинформативен, и если ставить перед собой задачу — оценить РАБОТУ систем регуляции, то нужно давать этим системам хоть какую-нибудь НАГРУЗКУ, после чего смотреть, как они с ней справляются. Ну, согласитесь, странно оценивать РАБОТУ, когда вся НАГРУЗКА на организм — это лежать на кушетке… Хотя подавляющее большинство исследователей ВСР, несмотря на то, что в наших отечественных официальных методических рекомендациях прямо написано, что: «Функциональное тестирование является важной частью исследований ВСР», ленится проводить нагрузочную пробу. Но Виктор не поленился, благодаря чему мы получили очень интересные результаты, которые меня полностью убедили в правильности предложенного мною дизайна исследования и в эффективности его авторского метода виброзвукового массажа с использованием поющих чаш.

Ортостатическая проба — сравнение вариабельности сердечного ритма в положении лёжа и стоя — является самой простой нагрузочной пробой, которую только можно вообразить, но при этом её легко повторить, что позволяет считать её некой стандартной нагрузкой, по реакцию на которую систем регуляции можно делать вывод о функциональном состоянии организма. Самое удивительное, что даже такая простая задача, как просто стоять, выводит системы регуляции из равновесия и обнажает многие скрытые проблемы, что очень ценно, так как, сопоставляя две нагрузочные пробы — перед началом и в конце курса, можно сделать вывод, насколько был эффективным курс восстановительной терапии. А исследуя промежуточные нагрузочные пробы, можно детально изучить всю динамику этого восстановительного процесса.

Для анализа вариабельности сердечного ритма при проведении ортостатической пробы был использован спектральный анализ. Выводы о функциональном состоянии строились на основе изучения динамики трёх волновых диапазонов сердечного ритма (VLF, LF, HF). Они, связаны с работой трёх сил, которые в рамках биокибернетического подхода рассматриваются как системы нейрогуморальной регуляции, а в рамках подходов традиционной восточной медицины могут быть интерпретированы как три доши — вата, питта, капха (аюрведа) и как инь-ян, вложенные в инь-ян (традиционная китайская медицина).

Приступим к анализу.

Пациент №1
Женщина, 35 лет

Ортостатическая проба, сделанная перед началом курса терапии.
Столбец D — показатели ВСР в положении лёжа.
Столбец E — показатели ВСР в положении стоя.
Первый график — динамика абсолютных значений спектральных компонентов, а второй — относительных значений.
Если выразить результаты анализа кратко:
Очень большой контраст между состояниями организма в положении лёжа и стоя.
Лёжа — состояние релаксации, а стоя — избыточная мобилизация.


А теперь подробнее:
1. Лёжа.
Вегетативный баланс в положении лёжа LF/HF = 1.06. Это указывает на равновесие процессов мобилизации и восстановления энергии. А с позиций даосской метафизики можно говорить о балансе инь-ян. При этом VLF = 16.6% — это очень низкая доля участия центральных механизмов регуляции в формировании вариабельности сердечного ритма.

Крамольные мысли об эталонном значении VLF
С эталонным значением VLF вообще всё очень сложно. По большому счёту, их не существует. Есть два важных документа, регламентирующих анализ ВСР. Несмотря на то, что пионерами метода ВСР были советские учёные, заложившие его основы ещё в самом начале 60-х годов прошлого века, первые официальные методические рекомендации, тем не менее, появились сначала на западе в 1999 г. , а наши отечественные — только в 2002 г. Но ни там, ни там, нормативные значения VLF не были предложены, причём по принципиально разным причинам.

Западные методические рекомендации вообще этот вопрос решили криво. В них нет нормативных значения VLF явным образом, но они присутствуют косвенно. Западные исследователи исходили из мысли, что физиологический механизм формирования медленных волн второго порядка (VLF) слишком сложен и поэтому непонятно, для каких диагностических целей его стоит учитывать, поэтому они вообще не стали публиковать нормативы VLF.

Они опубликовали только нормативы LF, HF и Total power (TP), а получить нормативы VLF можно уже самостоятельно, проведя вычисление по формуле TP - (LF + HF) = VLF, что я и сделал, рассчитав абсолютное эталонное значение VLF = 1321 Мс2, а затем по формуле VLF/TP×100 = VLF% вычислил эталонную долю VLF = 38%. При этом сам лично я склоняюсь к мысли, что нормой, скорее, является VLF = 15–30%. А всю эту куролесицу с вычислением эталона VLF из западных методических рекомендаций я затеял потому, что в отечественных рекомендациях тоже нет этого норматива. Причём, там ситуация ещё хитрее.

В отличие от западных исследователей, у наших было ясное понимание, зачем нужно анализировать VLF. Вот цитата из нашего отечественного документа:
«VLF отражает церебральные эрготропные влияния на нижележащие уровни и позволяет судить о функциональном состоянии мозга при психогенной и органической патологии мозга (Н. Б. Хаспекова, 1996).». Оставим в покое патологии мозга, так как, понятно, что это писал врач. А у врачей любая мысль, даже когда речь идёт о нормальном физиологическом явлении, всё равно сводится к патологии. Ибо о чём ещё может думать врач, ну не о здоровье же… А я эту цитату привёл ради этого кусочка: «церебральные эрготропные влияния», которая, если перевести её на нормальный русский язык, будет звучать так: «увеличение доли VLF отражает процессы в мозге, которые ведут к мобилизации организма и усилению затрат энергии». Соответственно, уменьшение доли VLF указывает на процессы в мозге, которые ведут к расслаблению организма и усилению процессов накопления энергии.

В общем, если западные учёные на тот момент времени споткнулись о квадратно-гнездовое мышление сложность однозначного физиологического механизма формирования VLF, так как волны одной и той же длины в разных случаях могут возникать в результате разнообразных комбинаций активности в различных участках коры головного мозга и высших вегетативных центров, то наших это не смутило и они нашли для VLF ясное функциональное объяснение.
В нашей отечественной науке сложилось представление, что «амплитуда VLF тесно связана с психоэмоциональным напряжением и функциональным состоянием коры головного мозга». Из этого следует ясное понимание, для какой цели нужно анализировать значение VLF: для оценки психоэмоционального напряжения — чем больше VLF, тем больше напряжение, а чем меньше VLF, тем меньше и напряжение.

Но, не смотря на ясное понимание функционального значения VLF, наши создатели методических рекомендаций вообще не стали публиковать нормативов ни по одному из спектральных диапазонов в принципе! Но поступили они так, исходя из другой логики:
«Представление о норме как о некоторой статистической совокупности, значений, полученных при обследовании референтной группы специально отобранных здоровых людей, требует уточнения применительно к анализу ВСР. Поскольку речь идет не об оценке относительно стабильных параметров гомеостаза, а о весьма изменчивых показателях вегетативной регуляции, в данном случае более приемлемым является представление о норме как о функциональном оптимуме (Баевский P.M., 1979).»

Кстати, у наших космонавтов перед началом космических полётов среднее значение VLF = 14,4%. Эти данные я взял из Таблицы 3 из актовой речи Баевского, произнесённой им в 2005 году.

Итак, VLF = 16.6% у первой пациентки — это значительно меньше эталонных 38%, что были вычислены мною на основе методических рекомендаций 1999 г., и близко к показателям космонавтов. А я такое низкое значение доли VLF часто наблюдаю у людей, занимающихся телесными и духовными практиками, и у спортсменов, находящихся на пике формы, и трактую как способность «отключать голову», когда она не нужна, хотя допускаю, что могут быть и другие интерпретации.

Единственное, к чему можно придраться при анализе ритма сердца в положении лёжа — общая мощность (TP) меньше нижней границы эталонных значений в 2.5 раза, но лишь малый процент людей имеет показатели ВСР, соответствующие эталонным значениям. Так что, по большому счёту, можно считать, что с показателями ВСР в положении лёжа всё хорошо.

2. Стоя. Вегетативный баланс LF/HF вырос с 1.06 до 10.94, что привело к росту средней частоты сердечных сокращений с 78.8 до 108.4 ударов в минуту — это очень сильная мобилизация в положении стоя. Но при этом не был задействован центральный контур — доля VLF увеличилась менее чем на 1%. То, что резервные механизмы регуляции организм не задействовал, это очень хорошо, но столь сильная мобилизация, которая произошла за счёт автономного контура, всё же настораживает. Факт, что организм так сильно напрягается, чтобы поддерживать тело в вертикальном положении, указывает на то, что любая активность будет приводить к излишней трате энергии.

Из этого я делаю вывод, что для этой пациентки наиболее важной будет динамика LF/HF в положении стоя, конечно, при условии, что не разрушится та идиллия, что царит в положении лёжа в первой ортостатической пробе. И, конечно же, желательно, чтобы и в положении лёжа выросло абсолютное значение общей мощности (TP) при сохранении этих равновесных пропорций.

Для анализа динамики сердечного ритма, произошедшей во время курса виброзвуковой терапии, я разобрал все ортостатические пробы и свёл в одну таблицу показатели, сделанные перед процедурами. Отдельно лёжа и отдельно стоя.

Это график показателей в положении лёжа. Записи сделаны перед сеансами. На этом графике мы будем проверять, не нарушилась ли идиллия в положении стоя.

Что бросается в глаза:
Показатель LF/HF устойчиво держится около 1, то есть равновесие инь-ян сохраняется все пять дней. Но при этом VLF образовал явный горб, его пик пришёлся на середину процедур — на третий день VLF вырос до 60%, но при этом плавно уменьшился к пятому дню до 23.5%. Этот горб хорошо виден в таблице (см. строку 12) и на графике абсолютных значений VLF (синяя линия). При этом произошёл рост абсолютных значений LF (красная линия) и HF (зелёная линия) при сохранении пропорций между ними. Я это прокомментирую так: была стрессовая реакция на виброзвуковую терапию, но в итоге организм адаптировался к ней и даже улучшил своё состояние.
Краткий вывод: баланс в работе систем регуляции сохранился, а общая мощность выросла в два раза и почти достигла нижней границы эталонных значений.

Теперь переходим к анализу динамики показателей ВСР в положении стоя в обследованиях, снятых перед сеансами. Они отражают не мгновенную реакцию на терапию, а накопительный эффект от терапии. Жаль, что не была сделана запись сердечного ритма на шестой день, то есть спустя сутки после окончания терапии, так что у нас есть возможность оценить накопительный эффект только от четырёх процедур.

Это график показателей в положении стоя. Записи сделаны перед сеансами.
Тут мы видим тот же всплеск VLF на третий день, но самое интересное отражает динамика LF/HF (строка 19 в таблице). Сильная мобилизация (LF/HF = 10–13) держалась почти до конца, но пятое обследование, снятое перед последним сеансом, показывает двукратное снижение этого показателя LF/HF = 4.891. Конечно, может возникнуть сомнение, что это результат терапии, так как это изменение произошло скачком и зафиксировано лишь на одном обследовании, но у меня есть весьма значимый аргумент, указывающий, что всё же это именно результат терапии, а не случайное колебание параметров. Для этого я предлагаю познакомиться с динамикой LF/HF в положении стоя до и после каждой процедуры, то есть обратить внимание на краткосрочную реакцию сердца — сразу после сеанса терапии.

Это график ортостатических проб записанных после сразу после сеансов. В данном случае я не стал выделять из них два графика и решил, что так будет нагляднее.
Я выделил жёлтым цветом строку LF/HF. Обратите внимание, как сразу после прохождения пика стрессовой реакции VLF, началось и снижение соотношения LF/HF. На четвёртый день значение LF/HF снизилось до 8.4, а на пятый день — до 6.36. При этом на пятый день эта тенденция уже закрепилась и стала видна также и в ортостатической пробе, сделанной перед сеансом. В общем, три последних обследования в этой таблице демонстрируют снижение соотношения LF/HF.

Делаем краткий вывод. Первые три дня — рост стрессовой реакции, после чего системы регуляции перенастроились и стали работать практически идеально.

Вот эта ортостатическая проба, сделанная перед началом пятого дня, в которой закрепилась тенденция, которая до этого проявлялась лишь в краткосрочной реакции сразу после сеансов.
Я выделил жёлтым строку 19: соотношение LF/HF в положении стоя перестало быть таким заоблачным, при этом мобилизация всё же произошла. Я считаю увеличение ЧСС с 74 (лёжа) до 92 (стоя) прекрасным показателем. Есть ещё один интересный нюанс. Если в первые дни мобилизация в положении лёжа происходила за счёт роста абсолютных значений LF, то теперь — при снижении абсолютных значений HF, то есть янский тип реагирования сменился на иньский. Я считаю, что оба способа реагирования нормальны, но то, что курс виброзвукового массажа активировал иньский типаж, указывает на внутреннюю гибкость, что очень хорошо, так как человек с гибкими реакциями более адаптивен. Ведь, как известно, ломается там, где жёстко. А если человек в некоторых случаях способен задействовать то янский, то иньский способ реагирования — это проявление гибкости. Обратите внимание, что переключение на иньский способ произошло после увеличения исходного энергетического потенциала. Так что этот переход очень логичен. (Напомню, что в прошлой статье я приводил Пример №2 ортостатики спортсмена, находящегося на пике формы. У него тоже был иньский тип мобилизации.)

И очень хорошо, что выросла общая мощность. Если в первом обследовании TP = 977, то теперь TP = 1934. Это всё ещё ниже эталонного значения — Total power = 3466±1018 (2448–4484) ms2, но, тем не менее, сам факт увеличения в два раза по сравнению с первым днём значим. В общем, благотворное воздействие виброзвукового массажа в данном случае можно считать детально задокументированным фактом.

Пациент №2
Женщина, 42 года

Ортостатическая проба, сделанная перед началом курса терапии.
Если выразить результаты анализа кратко: Смущает низкий рост значения LF/HF в положении стоя. Лёжа — состояние релаксации, а стоя — избыточная мобилизация, произошедшая за счёт роста VLF.

А теперь немного подробнее:
1. Лёжа.
Показатели спектрального анализа идеальные. Они лучше, чем у эталона, опубликованного международной рабочей группой исследователей в 1999 году. Конечно, если придираться, общая мощность немного недотянула до эталонного значения, но зато доля VLF = 11.7% указывает на принадлежность к умеющим «отключать голову». Поэтому я позволил себе поумничать и вставил оксюморон, сказав, что эти показатели лучше, чем эталон. В общем, наблюдается равновесие Инь-Ян в автономном контуре и смещение баланса в сторону Инь в центральном контуре. Это вполне допустимо для положения лёжа.

2. Стоя.

Мобилизация произошла главным образом за счёт увеличения VLF. Доля этого диапазона выросла с 11.7% (лёжа) до 50% (стоя). При этом LF/HF увеличился лишь до 2.9% — это весьма мало. Конечно, так как ЧСС увеличилась с 62.6 до 82.4, то это указывает на то, что в принципе мобилизация произошла, но вот произошла она не самым оптимальным образом. Это всё же вата-тип реагирования, что несколько странно при изначально уравновешенном состоянии в положении лёжа и хороших абсолютных показателях LF и HF.

Я очередной раз обращаю внимание читателей на то, что если ограничиться анализом ритма сердца в положении лёжа, то можно прийти к неправильному выводу. Лёжа эта пациентка демонстрировала, скорее, склонность к капха-типу. В общем, ни у первой, ни у второй пациентки показатели ритма сердца в положении лёжа не давали никакого намёка на тот тип мобилизационной реакции, что они продемонстрировали стоя. И что особенно ценно для нашего исследования, их показатели лёжа весьма похожи: равновесие Инь-Ян в автономном контуре и сильный Инь в центральном контуре. А тип мобилизации оказался разным.

Лично мне кажется очень важной та проблема, что вскрывает ортостатика. Если бы мы ограничились обследованием лёжа, то констатировали лишь соответствие LF, HF эталону, после чего могли заявить, что реабилитация не требуется. А так как провели нагрузочную пробу, то выяснили, что толку от соответствия эталонным значениям нет, так как организм эти эталонные ресурсы не задействует. Ну что же, давайте посмотрим, как подействовал курс виброзвукового массажа.

Итак, проблему второй пациентки мы выяснили, она заключается в том, что для мобилизации её организм не использует ресурсы автономного контура (хотя абсолютные показатели LF и HF соответствуют эталонным значениям), а сразу задействует резервы центрального (VLF).

Я собрал все показатели спектрального анализа за пять дней в положении стоя. В общем, использовал тот же самый алгоритм анализа, что и для первой пациентки, вернее, сразу перепрыгнул ко второму шагу. Раз проблема возникла при мобилизации, то её динамику и изучаем. Исследуем показатели, записанные стоя перед началом сеансов.

Я снова выделил жёлтым самую важную в этом случае строку 19. И вот оно чудо! Автономный контур заработал на пятый день, то есть спустя сутки после четвёртого сеанса — соотношение LF/HF стало равным 4.907. Причём, обратите внимание и на строку 12. Доля VLF снизилась с 49.9% до 34.1%. Если учесть эти два факта, то можно сделать вывод, что произошло перераспределение доли участия контуров. Организм стал больше использовать механизмы автономного контура и меньше центрального.

И что меня особенно удивило: если у первой пациентки виброзвуковой массаж уменьшил степень возбуждения LF/HF, то у второй увеличил. То есть это было именно ГАРМОНИЗИРУЮЩЕЕ воздействие, которое перенастроило системы регуляции в правильное состояние. Их системы регуляции стали работать более сбалансированно, и это притом, что изначально их проблемы были прямо противоположными.

Я честно признаюсь, что когда только планировалось это исследование и Виктор сообщил мне, что его методика универсальна, что он предлагает для всех людей одну и ту же программу виброзвукового массажа, на разработку которой он потратил достаточно много усилий, то я к этому отнёсся с сомнением. Я был уверен, что правильным вариантом является предлагать некую мобилизующую музыку для тех, кто не может мобилизоваться, и расслабляющую — тем, кто чрезмерно возбуждён. Я исходил из идеи, что проблемы у людей разные, поэтому и средство должно быть индивидуальным. А тут, получается, что его чаши работают иначе — они задают некий эталонный настрой, и организм сам подтягивается к этому эталону. Ну что же. Не зря я всё-таки привёл столько крамольных размышлений об эталоне, а в прошлой статье даже показал, как синтезируется лик богини из среднестатистических лиц. Всё это было неспроста…

Переходим к третьему пациенту.

Пациент №3
Мужчина, 48 лет

Тут ситуация следующая.
Уже в положении лёжа большая доля VLF = 55.5% и мобилизация в положении стоя происходит главным образом за счёт VLF = 79.9%. Если предыдущие дамы хоть лёжа отдыхали, то тут расслабления нет в принципе. Он «голову не отключает» никогда.
Происходит и рост LF/HF с 2.57 до 7.62, но при этом очень сильно снижаются абсолютные значения LF и HF.
ЧСС вырос с 57.4 до 68.073. Это не так сильно как у предыдущих двух дам, но все же мобилизация произошла, и на это было затрачено очень много резервов.

В общем, есть претензии и к автономному и к центральному контурам.
К автономному главная претензия — это то, что абсолютные ресурсы HF были истощены очень сильно, когда он встал. Стоя HF=50.116 Mc2 — это очень мало.
К центральному — уже в положении лёжа VLF был весьма сильно напряжён (VLF = 55.7%), и мобилизация произошла за счёт его дальнейшего увеличения (VLF = 79.9%).

Давайте изучим оростатическую пробу, записанную перед началом пятого дня процедур, чтобы выяснить, произошла ли какая-нибудь гармонизация.

Тут можно констатировать усиление стрессовой реакции, она проявилась в росте VLF и в бешеном напряжении LF/HF = 12.51. При этом абсолютные значения HF очень низкие. И лёжа и стоя HF = 20 Мс 2. В общем, на данном этапе имеем стрессовую реакцию и никакой гармонизации не произошло. Во всяком случае, первые четыре дня массажа не привели к гармонизации. То, что, к сожалению, не делалась контрольная запись на шестой день, чтобы измерить эффект всего курса, я уже говорил. Но я сейчас продемонстрирую два графика, которые, если их воспринять вместе, всё же указывают на потенциальную точку перелома в четвёртый день, но, так как курс был коротким, то эта «волна» была срезана. Давайте детальнее изучим его динамику по дням, чтобы рассмотреть эту «волну».

Это график динамики показателей лёжа. Снято перед процедурами.
Тут мы видим всплеск мобилизации LF, произошедшей на третий день, и последовательное накопление усталости к концу курса, выразившееся в снижении вариабельности сердечного ритма во всех диапазонах.

График динамики показателей стоя. Снято перед процедурами.
Тут мы тоже видим рост усталости, но очень уж показателен рост мощности всех диапазонов на пятый день. Стрессовая реакция достигла некого дна к четвёртому дню, после чего системы регуляции организма «перезагрузились» — я думаю, тут вполне уместно использовать компьютерный образ, особенно если мыслить в рамках биокибернетического подхода. И после перезагрузки начался рост сил.

Очень возможно, что если бы курс был продолжен, то эта динамика продолжилась бы. Конечно, это только предположение. Но с другой стороны, мне кажется логичным предположение, что чем хуже изначальные показатели, тем больше времени нужно для реабилитации. А у этого мужчины исходные показатели были хуже, чем у двух дам, которым хватило 4-х дней, чтобы гармонизация произошла.

Пациент №4
Мужчина, 54 года

Если кратко, то проблема точно такая же, как и у предыдущего пациента.
Изначально сильное напряжение VLF = 61.3%, и мобилизация происходит с использованием резервов центрального контура VLF = 83.4%. При этом показатели автономного контура (LF и HF) истощены уже в положении лёжа.

Смотрим, что дало 4 дня массажа. Для этого изучим ортостатическую пробу, сделанную на пятый день перед последним сеансом.

Кое-что произошло. Существенно выросла мощность VLF и LF в положении лёжа, при этом тип мобилизации стал иньским — за счёт снижения мощности в положении стоя. Но, судя по графику относительных значений, на мобилизацию по-прежнему работает один центральный контур, а не автономный. Можно констатировать, что гармонизации работы систем регуляции не произошло.

Но тут я предлагаю познакомиться с полными записями процедур. Я в самом начале статьи упоминал, что кроме ортостатических проб до и после сеансов, также велись и записи сердечного ритма во время самих сеансов. Пришло время их изучить. И начнём мы это делать с последнего, четвёртого, пациента.

Это полная запись первого дня. Цифрами от 1 до 7 в строке 4, я обозначил очередность всех записей.
1–2 — ортостатическая проба перед началом сеанса.
3–5 — три этапа виброзвукового массажа. Там последовательно шла работа — сидя, лёжа на животе и лёжа на спине.
6–7 — ортостатическая проба после окончания сеанса.

Смотрите сразу на график динамики абсолютных значений. Там самое главное заключается в том, что вся динамика затрат энергии (TP — чёрная линия) модулируется за счёт динамики одного центрального контура (VLF — синяя линия). В общем, что бы ни происходило, автономный контур на это не реагировал.

А вот четвёртый день. Обратите внимание на четвертый пункт графика — реакцию организма на виброзвуковой массаж в положении лёжа на спине. Произошло перераспределение между автономным и центральным контурами. Из чего я делаю вывод, что чаши все-таки «расшевелили» организм и начали просыпаться те силы, которые до этого были почти полностью отключены. Поэтому можно сделать осторожный прогноз, что если курс виброзвукового массажа был бы продолжен, то, возможно, этот всплеск активности LF и HF закрепился бы.

У других пациентов Виктор также осуществил полные записи сердечного ритма, и там подобной блокировки диапазонов LF и HF не было. Так что логична мысль, что четвертому пациенту потенциально требовался наиболее продолжительный курс. В этом и состоит ценность анализа ВСР во время восстановительных процедур, что ещё до того, как дело дойдёт до какого-либо явного положительного результата, можно обнаружить самое начало этого процесса, когда организм начнёт откликаться на воздействие. Для этого нужно изучить динамику сердечного ритма непосредственно во время терапии. И на основе этого делать прогноз.

Вот, к примеру, запись самого первого дня у первой пациентки.

У неё в принципе не было блокировки автономного контура с самого начала. Тут мы видим стрессовую реакцию в пункте 4 — во время вибозвукового массажа в положении лёжа на животе и в пункте 5 — в положении лёжа на спине и сохранение этой реакции после окончания первого сеанса в пункте 6 — лёжа перед ортостатической пробой. Эта стрессовая реакция была выражена в росте VLF, но, тем не менее, повторюсь, никакой блокировки работы автономного контура не было.

А вот первый день второй пациентки.

Тут видно, что если в первой ортостатической пробе LF не работал, и была стрессовая реакция на сам сеанс — эта реакция проявилась в полную силу в пункте 4 (виброзвуковой массаж в положении лёжа на спине). Причём, тут стрессовая реакция другого типа. Если у первой пациентки включился резерв — VLF диапазон, то у этой всё сжалось. Но, тем не менее, когда отзвучали чаши, то LF диапазон заработал в ортостатической пробе 6–7.

И у пациента №3 в первый же день наблюдалось включение автономного контура.

Смотрите на пункты 4–5. Тут уже произошёл отклик LF и HF диапазонов.

Подведём общий итог.
Так как не проводилась запись на шестой день, то, по сути, мы сейчас анализировали влияние четырёхдневного курса виброзвукового массажа. И, тем не менее, у всех пациентов были зарегистрированы изменения. У двух пациенток произошла гармонизация в работе систем регуляции, причём, это произошло, несмотря на то, что их изначальные проблемы были противоположны. У первой пациентки была избыточная мобилизация LF/HF, а у второй недостаточная. Но уже после четырёх процедур их показатели приблизились к эталонному значению. А у двух пациентов мужчин гармонизации за четыре сеанса не произошло, но наблюдался явный отклик систем регуляции на сеансы восстановительной терапии.

Что оказалось особенно ценным для меня

Я предложил дизайн исследований, подходящий для анализа любых вариантов восстановительной терапии, сформулировал несколько схем анализа и проверил всё это на практике.
Вот эти нескольких схем анализа, которые можно осуществить как выборочно, так и все вместе, чтобы получить наиболее полное понимание происходящей с пациентом динамики.

1. Наиболее важными вехами являются две ортостатические пробы — до начала курса терапии, и на следующий день после окончания. По первой можно судить о типе проблем, которые есть у пациента, а по второй об эффективности всего курса восстановительной терапии. Пожалуй, это самый минимальный дизайн исследований, которые вообще имеет смысл проводить. А о том, что ограничиваться исключительно записями лёжа имеет смысл исключительно у лежачих тяжелобольных, я уже говорил.

2. Последовательное сравнение ортостатических проб снятых после каждого сеанса позволяет оценить сиюминутный эффект от терапии.

3. Последовательное сравнение ортостатических проб снятых перед началом каждого сеанса позволяют оценить накопительный эффект от терапии.

4. Анализ ритма сердца непосредственно во время терапии позволяет исследовать самый первый отклик организма: как силу и тип стрессовой реакции, так и обнаружить первые признаки разблокировки «спящих» диапазонов в автономном контуре.

5. Самым идеальным вариантом является проведение нескольких ортостатических проб в течение некоторого периода до начала терапии. Это позволяет наиболее полно оценить исходное состояние пациента. Также, желательно проводить ортостатические пробы регулярно, и после окончания терапии, чтобы оценить продолжительность эффекта. Конечно, это реально сделать, только в случае, если эти обследования будет проводить сам пациент или кто-то из членов его семьи. А если этим будет заниматься доктор, то у него просто не останется времени на новых пациентов, да и для пациентов это окажется большими затратами денег и времени на поездки к доктору ради очередного исследования.

Крамольно-философские размышления о том, как измерить абстракцию и кому и зачем это нужно
Вибро-звуковая терапия с использованием поющих чаш является одним из методов восстановительной медицины. А принципиальным отличием восстановительной медицины, является то, что её целью является восстановление и подержание здоровья пациента, а не борьба с болезнями, как это принято в обычной «лечебной» медицине.

Но если болезни это весьма конкретное понятие, так как каждая болезнь имеет ясные симптомы, по которым её можно диагностировать и затем, по их исчезновению судить об успешности лечения, то понятие ЗДОРОВЬЕ, это чистой воды абстракция, причём всеобъемлющая абстракция, охватывающая физическую, психическую, духовную и социальную сферы жизни человека.

И тут возникает парадокс. Врач восстановительной медицины, когда проводит курс терапии, предпринимает весьма конкретные действия, а цель этих действий — абстрактна.

Из этого вытекает вопрос: как можно оценить абстрактный результат конкретной деятельности? Причём речь идёт не только о самом факте проверки — был ли вообще эффект от терапевтических процедур или всё это пустая суета, а о более тонком вопросе. Я про то, что любая деятельность, чтобы она была эффективна, должна включать в себя и некие подходы для управления процессом, позволяющие тонко отслеживать его и корректировать.

Я предлагаю для этой цели использовать метод ВСР. Рассмотренные в этой статье примеры анализа вариабельности сердечного ритма показали, что скорость отклика на вибозвуковой массаж у разных людей разная. Отсюда напрашивается вывод, что желательно определять длительность курса индивидуально, причём делать это в процессе терапии, следуя за «волной», а не планировать его жёстко.

Что конкретно я предлагаю?

Прежде всего, начать повсеместно внедрять метод ВСР в практику всем врачам восстановительной медицины, и в первую очередь, всем, кто занимается любыми формами музыкотерапии, так как… ну это же так логично! Если лечим музыкой, то в первую очередь нужно исследовать, как поменялась «музыка сердца». Образно говоря, человеческий организм это музыкальный инструмент и его главным «звучащим органом» является сердце. А музыка, если конечно она гармоничная, образно говоря, является камертоном, задающим музыкальный настрой всему организму и в первую очередь это изменение выражается в изменении сердечного ритма — в «музыке» организма.

Также я предлагаю всем специалистам, кто занимается восстановительной медициной начать предлагать своим клиентам освоить метод ВСР, чтобы самостоятельно исследовать колебания свого здоровья.

Вот ответьте, кого в первую очередь должно волновать состояние здоровье пациента? Правильно. В первую очередь — самого пациента. Конечно, ранее, приборы для функциональных исследований были доступны исключительно только профессионалам. Но сейчас ситуация совершенно другая. К примеру, стоимость приборов, позволяющих осуществлять качественную запись ЭКГ начинается с 2900 рублей (но я предлагаю покупать приборы в комплектации на 900 рублей дороже). , а программное обеспечение для анализа вариабельности сердечного ритма вообще бесплатно. А я обучаю всем этим пользоваться всего за 6000 рублей.

Какой во всём этом смысл?

Смысл состоит в том, что в выигрыше окажутся все.
1. Результат терапевтических процедур станет прозрачным как для врача, так и для пациента. В самый первый момент знакомства, когда потенциальный пациент будет задавать специалисту вопрос: какой эффект дают поющие чаши (или любой другой метод восстановительной медицины), то ему можно будет смело ответить, что восстановительная терапия оказывает влияние на состояние здоровья в целом и этот эффект можно измерить с помощью метода ВСР — с помощью метода, рождённого советской космической медициной и получившего официальное признание во всём мире. И пациенту перед началом процедур предлагать провести ортостатическую пробу. Это займёт 15минут и позволит оценить его исходное состояние здоровья и заранее спрогнозировать потенциальный эффект от терапии, опираясь на анализ подобных клинических случаев. Конечно, для этого нужно начать записывать динамику сердечного ритма у своих пациентов. И в принципе, как показал наш первый опыт с Виктором, после анализа буквально первых четырех клинических случаев можно уже начинать делать первые прогнозы. В частности, применительно к методу виброакустического массажа Виктора Огуй, можно предположить, что если у пациента дисбаланс в работе автономного контура, то, скорее всего, будет достаточно провести пятидневный курс массажа, а если механизмы автономного контура истощены и произошло переключение на резервы центрального, то потребуется более длительный курс, а в идеале не стоит ограничиваться мототерапией и желательно предлагать комбинированный курс из разных видов терапии. А что именно комбинировать, это уже вопрос к искусству врача, а метод ВСР ему в подспорье.

2. Ещё одним важным следствием использования метода ВСР является то, что публикации описывающие анализ клинических случаев можно использовать в качестве рекламы своих услуг. Если честно, меня корёжит назвать подобные материалы рекламой. В моей жизни был достаточно долгий период, когда я работал в рекламной индустрии, но в итоге я решил перестать портить карму «слагая песни» про всякую дрянь то, что закажет клиент. А в данном случае, это уже не реклама, а полезная информация, помогающая людям найти своего специалиста в океане дезинформации и пустых обещаний, завёрнутых в красивую рекламную обёртку. Я предлагаю для продвижения услуг начать делать ставку на объективную информацию о динамике показателей сердечного ритма пациентов и на то, что любой потенциальный пациент точно также сможет увидеть свою динамику.

Я предлагаю свои услуги, как во внедрении методики ВСР в любую восстановительную терапию, так и в создании материалов, подобных этой статье.

А Виктор Огуй уже может смело давать на неё ссылку на своём сайте и использовать в качестве примера описывающем эффективность своего авторского метода вибро-звукового массажа.